Мальта – остров Блокчейн и новая директива о борьбе с отмыванием денег

В Июне 2018 года в официальном вестнике ЕС была опубликована Пятая Директива о Борьбе с Отмыванием Денег (EU/2018/843) (“5AMLD”) и Мальта утвердила три законопроекта о технологии распределительного реестра (DLT) и криптовалют.

Как будут взаимодействовать Пятая Директива о Борьбе с Отмыванием Денег и три акта о DLT и криптовалютах?

С большой предусмотрительностью и обязательством соответствовать званию «Остров Блокчейн» Мальтийский парламент одобрил три крипто-дружественных законодательных акта: Закон об инновационных технологиях и услугах, Закон о виртуальных финансовых активах и Закон Мальты о деятельности в сфере цифровых инноваций.

Первые два закона предусматривают регулирование технологий цифровых регистров (один из которых - блокчейн), а также другие виртуальные финансовые активы под надзором Мальтийского Агентства Цифровых Инноваций.

После запуска в работу Мальтийское Агентство Цифровых Инноваций в рамках своих компетенций будет поощрять следование принципам «развития видений, навыков и других качеств, связанных с технологическими инновациями».

В преддверии получения выгоды от новой благоприятной регулирующей среды несколько крупных криптовалютных бирж перенесли свою деятельность на Мальту, включая OKEx, BitBay и Binance, и это лишь некоторые из них.

Но будет ли влияние 5 Директивы о Борьбе с Отмыванием Денег на крупные криптовалютные биржи положительным?

5 Директива о Борьбе с Отмыванием Денег предусматривает включение обменников цифровых валют и провайдеров цифровых кошельков в группу обязанных юридических лиц согласно закону о борьбе с отмыванием денег.

Как следствие, это приведет к применению более высоких стандартов, которые являются довольно затратными, как с точки зрения инфраструктуры, людских ресурсов, так и потерь бизнеса, фактически гарантируют размещение лишь тех предприятий, которые способны потянуть эту новую нормативную среду в отличии от остальных, что укрепит их как серьезные компании в отрасли, которая все еще очень недоверчива и опасается мошенничества.

Обязательства будут налагаться на обменные платформы для виртуальных валют (таких как Bitcoin) и провайдеров цифровых кошельков для виртуальных валют, а также электронные обменники, где виртуальные валюты могут быть конвертированы в денежные средства, или наоборот.
Независимо от того, достаточно или нет этих положений, прекращение отмывания денег с использованием виртуальных валют крайне сомнительно из-за того, что виртуальные валюты все равно можно обменять между частными лицами без какого-либо мониторинга в одноранговых транзакциях, которые все равно являются наиболее распространенными во время нынешней криптовальной революции.

Тем не менее, это, несомненно, шаг в правильном направлении, и, как это происходило ранее с регулированием азартных игр на Мальте, индустрия процветала в условиях стабильности и доброжелательности компаний, зарегистрированных на Мальте, и управляемых мальтийским регулятивным органом.

Что касается стран с высоким уровнем риска, для них будут выставлены более строгие требования. Необходимо будет получить предварительное согласие руководства для любого клиента из страны с высоким уровнем риска. В связи с этим государства-члены должны вводить более жесткие нормативные положения, которые запрещают организациям создание филиалов и/или дочерних компаний в странах с высоким уровнем риска или, по крайней мере, налагают усиленный мониторинг. На сегодняшний день неясно, каким путем пойдут законодатели государств-членов. Но без сомнения, это создаст стандартизованный подход к деловым отношениям с участием стран с высоким уровнем риска.

Кроме того, государства-члены намерены ввести новую центральную электронную систему, которая позволит идентифицировать каждое физическое или юридическое лицо, держащее или контролирующее банковский счет или банковскую ячейку. Надзорные органы должны будут получить неограниченный доступ к этому регистру для выполнения своих обязанностей.

5 Директива о Борьбе с Отмыванием Денег разрабатывается как директива о минимальной гармонизации, что означает, что государства-члены ЕС смогут применять более строгие требования, если они сочтут это необходимым.